Центр города

Девушка не заговорила, не наорала, не обвинила и вообще не устроила скандал. Сначала просто уткнулась лицом в снег, из-за чего у парня появились веские причины думать о том, что, всё-таки, незнакомка треснулась головой и придётся вести её во всё тот же Покецентр. Однако в следующий та чихнула и протёрла нос ладонью. Отлично, значит, всё-таки не ударилась. Но нет, никакой заботы или жалости! Просто раздражённо-облегчённая мысль, что никого не придётся тащить в больницу, ага. Затем эта особа села на колени, явно собираясь встать самой. Фрицу на миг показалось, что девушка чему-то удивлена. Впрочем, как тут не удивляться, когда на тебя налетает "нечто", а затем ещё и сбивает с ног? Хотя, у него создалось впечатление, будто сейчас незнакомка не примет его помощи и сама поднимется, но в следующий миг она всё же приняла его "благородную помощь". Рядом с ними всё это время находился Джолтеон, который вдруг начал предпринимать попытки повалить парня на снег, словно в отместку за то, что тот "втянул" его тренера в процесс падения. Рядом тут же неслышной тенью проскользнул Пучиена, который обязательно напал бы на ни в чём не повинного покемона, если бы не то, что незнакомка взяла Джолтеона на руки. Серый комок шерсти аля волчонок тут же стал у ног Фрица, вздыбив загривок и угрожающе скаля клыки. "Хоть не рычит", - про себя подумал парень. Хоть и это казалось несколько удивительным, с его-то характером, который не позволял Тао не удостоить себя чести рычать на каждого мимо проходящего человека или покемона. Даже когда девушка опустила Джолтена на землю, Почена лишь только ещё больше ощетинился, давая ясный намёк на то, что не потерпит никакого хамского или наглого поведения. Хотя, если стояла бы полная тишина, то можно было бы, если прислушаться, услышать, как едва слышимое рычание клокочет в горле волчонка... В полную противоположность Тао, Чармеллеон, тоже подойдя к своему тренеру, хоть и с другой стороны, не проявил подобной агрессии или намёка на то, что порвёт или испепелит к чёрту любого человека или покемона, который подойдёт к ним ближе, чем на метр. Похоже, он ещё не совсем понял, что, собственно, произошло, поскольку сейчас в его глазах горело лишь детское любопытство. За эту пару минут Гаусс успел изучить внешность девушки почти что досконально. И тот скептиз, который был ярко выражен иронично изогнутой бровью, ясно давал понять, что мнения он, гм, не очень об её наряде. Ну конечно же, - вряд ли бы кому-нибудь из людей в здравом смысле пришла в голову идея о том, чтобы идти в горы, да и вообще в места, где никогда никто лета не видел (и даже намёка на осень или весну) в совершенно лёгкой одежде. Мысли были только об одном, как эта девушка вообще ещё не замёрзла насмерть, в такой лёгкой одежде, да и ещё постоянно находясь на морозе. По-крайне мере, Фриц легко определил то, что незнакомка на улице пробыла уже довольно долго по её посиневшим губам, да и характерным признакам того, что скоро существо перейдёт из стадии "обыкновенное" в стадию "замороженное". Знаете, а сегодня самый худший день на этой недели. А как проходит ваш день? Так же, как и у вас. Сплошные невезения, - и, не сдержавшись, громко фыркнул, хоть и невольно покосился на стоявший рядом фонарный столб. Теперь на столбу была видна весьма и весьма внушительная вмятина, оставшаяся после удара Фрица протезом. Хорошо хоть, сам протез вновь работал очень даже хорошо, потому парень стоял на земле уже уверенно и спокойно. Тёмно-синие глаза хмуро поблескивали не очень дружелюбным огоньком, словно одно общение с людьми его вгоняло то ли в серую тоску, то ли в мимолётное раздражение. Правда, про себя он отметил так же и то, что девушка явно начала просто коченеть от холода, потому, наигранно сердито закатив глаза, снял шарф и куртку, молча протягивая эти два атрибута одежды ей. Если вы окоченеете насмерть, то это будет не только самый худший ваш день, но и самый последний, - буркнул угрюмо Фриц, который, привыкши к подобным заморозкам и низким температурам воздуха с рождения, не особо жаловался на потребность тепла и уюта. Хоть и теперь его верхняя одежда состояла из одной лёгкой чёрной футболки. Стряхнув с плеча снег свободной рукой, он так и застыл, протягивая ей тёплую одежду. Можно было бы ещё и подумать про то, что делает он это из сострадания и высших "трепетных" чувств ко всему живому и способному досаждать Господам. Но нет, ни капли жалости или доброты, просто холодная логика да расчёт, что если на улице будет лежать вот такая "ледышка", то его могут привлечь, как свидетеля. А вот все эти разборки ему были вовсе ни к чему. Хотя, скорее всего, Джолтеон этой персоны всё же притащит свою хозяйку в какое-нибудь тёплое место, где бы "ледышку" растопили бы, а вот потом сама эта "особа" придёт к Фрицу разбираться. Мол, почему это ты меня бросил там мёрзнуть, а не помог, как настоящий джентельмен? Мысленно Фриц фыркнул. Ну надо же, он уже называет себя "джентельменом". Да это почище, чем формальное "мистер Гаусс", которое так любят говорить Сёстры Джой и Центра Покемонов. Правда, ход мыслей всё же не отразился на его лице, поскольку оно до сих пор оставалось немного хмурой и мрачноватой. Впрочем, так было всегда, что обычно помогало в ситуациях, когда люди к нему начинали особо приставать. Возможно, он и преувеличивает, но практика показывает совершенно другой результат, ага. Впрочем, так обычно и бывает с учёными. А он любит всё подсчитывать, хоть и сосчитать, сколько раз люди шарахались от него было совершенно невозможно. Хоть и приставали к нему редко, без разницы, какого пола или возраста, поскольку о самом Гауссе шло столько слухов, что и не сосчитаешь. Иногда это забавляло, иногда - раздражало, но чаще всего это всё оставляло равнодушным. Редкие люди, проходившие мимо, старались обходить Фрица стороной, явно в душе жалея девушку, которая связалась с "одноногим дьяволом", как однажды окрестила Фрица свихнувшаяся бабулька, приехавшая в Сноупоинт, чтобы навестить родственничков, как сама она тогда выразилась. Тот случай Фриц особо не любил вспоминать, поскольку именно тогда местный народ начал особо резво и активно сочинять про него всякий бред, который порой и слухами или баснями не назовёшь. Чармеллеон тем временем забавно фыркнул, выпуская небольшой дымок из пасти, а затем дружелюбно пропищал: - Чарр-р-р! - и, склонил морду на бок, сделал несколько шагов по направлению к Джолтеону. Файерфлаю явно хотелось узнать поближе этого покемона, хоть и Гаусс мысленно в который раз подивился невиданной дружелюбности и наивности такого свирепого существа, как Чармеллеон, который должен был и будет эволюционировать в ещё более свирепее и яростного Чаризарда. Казалось, эта совсем не уместная детская наивность очень плохо сочеталась с любым другим крылатым или не очень супостатом. Однако словно медно-золотая чешуя не только повлияла на его внешний облик, но и на характер вообще. Словно эта "светлость" чешуи передалось и душе дракона. Так или иначе, а огненный покемон качнул хвостом и сделал ещё пару шагов по направлению к Джолтеону. Между ними было примерно буквально пару шагов, поскольку между самими людьми был какой-то жалкий метр, даже меньше. Пучиена предупреждающе рыкнул Чармеллеону, явно не доверяя никому из этой незнакомой пока что Фрицу парочка. Впрочем, он никому не доверял. Что ещё более обыкновеннее, чем гордыня этого волчонка.

http://jizetone.livejournal.com/27971.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...
Основное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.